Голос, музыка, песня…

Их воздействие на человека необъяснимо, загадочно. Уильям Фолкнер как-то заметил, что музыка, равно как и философия, рождается из темноты, из непроглядности, из мрака. Внезапный поток ассоциаций, чувств, эмоций. И никогда не знаешь заранее, какая именно дверь твоего подсознания откроется вдруг, под влиянием, казалось бы, чужого творчества. Каким-то таинственным образом оно перестает быть чужим, захватывает тебя целиком, уводит неизвестно куда, неизвестно зачем, но из простого наблюдателя, пассивного зрителя ты неожиданно для себя превращаешься вдруг в активного созидателя. Хорошая поэзия всегда звучит, словно музыка, а хорошая музыка вызывает поэтические образы. Родство философии и музыки, чувственности и сознания, слов и звуков часто лежит в основе настоящей песни, способной захватывать и завора- живать. Но воспринять и передать ее, казалось бы, при такой массе исполнителей способен далеко не каждый.

Алена Резник — прекрасная драматическая актриса, человек высокой духовной куль- туры, красивая женщина, удивительная певица, способная глубоко и искренне чувствовать. «Я женщина, — говорит актриса, — о чем же мне еще петь, как не о любви…» И ее чарующий голос льется со сцены, словно хрустальный ручей, от прошлого к настоящему, от настоящего к будущему, сметая границы и переплетая времена, — в песнях на стихи Марины Цветаевой и Елены Исаевой, Ивана Тургенева и Максима Сытника, Константина Бальмонта и Игоря Ветрова, других известных и малоизвестных поэтов. Старые, казалось, хорошо знакомые песни — Владимира Высоцкого, Евгения Бачурина, Юлия Кима — в исполнении Алены Резник обретают новую жизнь, новое осмысление. Под песни Е.Бачурина, как утверждает актриса, прошло ее детство. Что ж, ничего нет случайного. И остается порадоваться, что их творческие пути пересеклись. Концерты Алены — не просто концерты в традиционном их понимании. Скорее, это строго продуманные и драматургически точно выстроенные моноспектакли, всегда новые и неожиданные, где песня может легко перейти в чистую поэзию, поэзия — в прозу, в музыку и вновь вернуться к песне. Но каждая новая песня — иной поворот сюжета, хода всего спектакля, который постепенно и плавно складывается в широкую палитру красок открытой души женщины, в ее самозабвенную исповедь — о любви, ко- нечно же, о любви, и только о ней!.. Исповедь и страстная, и нежная, в чем-то ироничная, в чем-то трагичная, в целом — печальная. Но в печали — есть свет и надежда! Вечная надежда бессмертной души. И актриса, проживая сложную судьбу своей героини, не лишает нас этой надежды. Щедро, от сердца к сердцу, дарит она нам свою глубокую веру в любовь.

Сергей Арсентьев

Драматург

газета «Культура» 1998